21:12 

"Выковать бурю", глава 18

Eishi
Genius loci
Название: Выковать бурю
Автор: Eishi
Бета: Red Sally
Пейринг: Тор/Локи, ОМП/Локи
Рейтинг: на данную главу РG-13
Тип (категория): слеш
Жанр: adventure, action, romance, drama
Размер: макси
Статус: в процессе
Дисклаймер: все не мое, я только играюсь.
Саммари: Невиданное дело - чудовище в Асгарде, тем более чудовище с меткой цвергов. Тор и Локи отправляются в земли подгорных карликов, чтобы выяснить, кто за это в ответе. Однако на деле у Локи, и даже у Одина на этот поход свои виды, и только Тор незамутнен и честен. Впрочем, тоже до определенного момента :-D
Предупреждение: AU по отношению к фильму, и вообще мой девиз "перемешать, но не взбалтывать": факты взяты, как из Марвеловского канона, так и из мифологии.

Глава 18

- Камни теплеют, - Локи отнимает ладонь от стены и кивком указывает направление. - Сюда.
По мере того, как асы поднимаются все выше, пещерный холод понемногу отступает, хотя вряд ли кто-то кроме Локи это чувствует. Чуть меньше ледяных игл, чуть больше обычной влаги, но если для остальных такая мелочь ничего не значит, для Локи это лучше кубка самого крепкого эля. Сладкая дрожь предвкушения охватывает его каждый раз, как вокруг становится еще чуть теплее. Пусть самую малость, пусть незаметно для всех, кроме него.
Невольно вспоминаются ящерицы из цвержьих кузниц: они ведь сидят там не потому, что так жаждут общества карликов. Они там, где жар; там, где жизнь.
Взбираться вверх оказывается на порядок сложнее, чем спускаться. Тору и остальным в их тяжелых доспехах сейчас и вовсе жизнь не мила, так что Локи, у которого из брони лишь мифриловые наручи да пара защитных пластин на груди, приходится чуть убавить шаг. В спину ему дышит Сиф, причем дышит так, что впору призадуматься, а не от нее ли у Локи мороз по коже? Может статься, что и не в пещерах дело. Ярость, как Локи помнит по себе, может не только испепелять, но промораживать до самого нутра.
Сиф трудно в том винить, но и себя Локи обвинять не намерен, с этим ей придется смириться.
Он останавливается, прислоняясь плечом к стене. Воздуха отчаянно не хватает. Шея будто сжата невидимым обручем, Локи скребет по нему пальцами, но разомкнуть его не в силах. Если так пойдет и дальше, до выхода из пещер он не дотянет.
Ему нужно еще немного времени, еще немного чужой силы.
Локи оборачивается, чтобы найти взглядом рыжего гвардейца, но тот отстает, и первым возле Локи оказывается Тор.
- Воздух становится свежее, - замечает он, поравнявшись с братом. - Мы движемся в верном направлении.
Если бы Локи мог нормально дышать, он бы с ним, пожалуй, согласился. Но каждый вдох отдается у него в груди колющей болью, будто каменеющим ребрам все труднее раздвигаться, впуская в легкие воздух. Приступ сухого кашля хватает за горло, заставляя согнуться пополам. Тор обхватывает брата поперек спины, не давая сползти на пол, но унять приступ ему не под силу. Когда Локи, наконец, успокаивается, его глаза красны от выступивших слез, а на ладони, которой он прикрывал рот, измазанное кровью каменное крошево.
Во взгляде Тора непонимание и тревога, но Локи не дает ему возможности требовать очевидных ответов.
- Рауд, ты мне ну...
- Нет, - обрывает его Тор. - Даже не думай, что я это просто так оставлю. Ты кашляешь камнями с кровью!
- И что? Тебе ведомо, как это излечить? - тут же взвивается Локи. - Если нет, то отпусти, мне еще нужно кое-что сделать. Идите вперед, пока не упретесь в развилку. К этому времени я вас догоню.
Слишком резко и слишком прямо, чтобы Тор смог стерпеть, но Локи поздно это понимает.
- Что ты задумал? - требует он, крепче стискивая пальцы на локте брата.
Тот раздраженно кривится, но вынужден ответить.
- Небольшой подарок от нашего проводника, - он достает из-за пазухи цвержий сигнальный рожок.
- Все-таки не сдержался?
- Еще благодарить будешь, - фыркает Локи. - Сигнал отвлечет погоню ненадолго. Пусть думают, что идут по верному пути.
- Это разумно, Тор, - кивает Огун. - Цверги здесь на своей земле и знают ее куда лучше нас. Мы же то и дело сбиваемся с пути. И в этой пещере уже были, я узнаю пятна мха на стенах. Я прав, Локи?
Тому остается только сцепить зубы и отвести взгляд. Чем ближе цверги, тем труднее слушать камни. Духи вопят о возмездии чужакам, и вытрясти из них верное направление не так-то просто. Тор верно рассудил, что только Локи сможет вывести асов на поверхность, однако же слабо представляет, что это на самом деле значит.
- Это правда? - Тор бросает на брата требовательный взгляд. - Но если так, отчего ты ни словом не обмолвился?
- А упрямство, я смотрю, у вас семейное, - качает головой Сиф.
- Прямо по туннелю до развилки, - не намереваясь больше спорить, повторяет Локи.
Пытается освободиться из хватки Тора, но только злится еще больше, поскольку от его стараний никакого толку.
- Я пойду с тобой, - заявляет Тор. - Возражать можешь сколько угодно. Огун, Сиф, уходите, мы вас нагоним.
И прежде чем Локи успевает сказать хоть что-нибудь, его уже волокут в боковой туннель.
Проклятье, он планировал все совсем иначе! Тор, сам того не сознавая, лишь крепче затягивает петлю на горле брата, лишая его возможности восстановить силы хоть ненамного, но разве ему о том скажешь? Локи стискивает зубы, кляня торово упрямство последними словами.
- Скажешь, когда мы отойдем достаточно далеко.
- Пну тебя в голень, - мрачно язвит Локи. - Действия ты понимаешь лучше, чем слова.
- Боюсь, это тоже семейное.
Шаг у Тора быстрый и широкий, Локи за ним едва поспевает.
Мысль о том, что они снова возвращаются вглубь пещер, вызывает протестующую волну дрожи. Локи уже тошнит от проклятых камней, бесконечных коридоров и неподвижного спертого воздуха. Они ведь почти выбрались.
- Тор, остановись.
- А пугал, что пнешь, - хмыкает тот самодовольно.
- Непременно, - обещает Локи. - Вот только выберу момент, когда ты не будешь этого ждать, - он протягивает ему сигнальный рожок и указывает на ближайшую стену. - Вбей его в камень, но, Ясенем заклинаю, осторожно!
Тор кивает и разворачивается к стене. Оглядывает ее придирчиво, примериваясь, куда бы ударить, зачем-то ощупывает мелкие трещинки. Свет в камнях стекается к его пальцам, будто привлеченный живым теплом, которого здесь так не хватает. Наконец, выбрав подходящее место, Тор заносит кулак. Того, как он встречается со стеной, Локи не видит — зажмуривается раньше. Размеренные, глухие удары похожи на то, как бьется в груди сердце: уверенно, неостановимо. Замахи Тора уверенные, однако чувствуется, что силу он старается сдерживать. Полезный навык, как ни крути. Особенно для него.
Локи наблюдает за тем, как скала со стоном крошится под напором сына Одина. Топот сотен маленьких тяжелых ступней звучит в ушах усиливающимся эхом — цверги накатывают подобно лавине, стремительно и неотвратимо. Обычно неповоротливые и неспешные, сейчас они движутся к цели единым, растянутым в цепь и закованным в броню чудовищем. Ощущение близкой расправы заставляет все внутри Локи сжиматься от ужаса. Он уже не различает, в каких его бедах повинен страх, а в каких — цвержье проклятье; ему по большому счету все равно, лишь бы все это поскорее прекратилось. Предательская дрожь, что охватывает его тело, совсем не то, чем стоит гордиться.
Локи убеждает себя, что все дело в потере сил. Если бы Тор не был таким невыносимым упрямцем, Локи уже получил бы свою порцию живительной энергии, но нет, нет! Тор будто нарочно продляет его муки.
- Напыщенный несносный болван, - бубнит Локи себе под нос, не отрывая, впрочем, взгляда от того, как Тор делает очередной замах. - И почему ты вечно встаешь у меня на пути?
Стена вздрагивает от нового удара, но кроме собственного молчаливого упорства ей нечего противопоставить чужой силе. Вскоре в ней появляется углубление, вполне достаточное для того, чтобы вместить небольшую вещицу. Но прежде чем Тор кладет туда рожок Гуннрида, Локи подается вперед и прижимается к его спине, цепляясь за плечи.
Тор замирает на миг с поднятой рукой, но спросить ничего не успевает.
- Прости, братец, но ты сам меня вынудил, - яростно шепчет Локи ему в шею. Будто волной, накрывает его предвкушение грядущего пира, в нем нотки злого торжества и упоение крохами мести.
Нити заклятия обжигают кончики пальцев. Они подобны крохотным тавро, которыми Локи отмечает скулы и виски Тора, заставляя его вздрогнуть от боли.
- Не нужно было идти со мной, я ведь предупреждал, - ладони скользят по щекам и шее, поднимаются к покрытому светлой щетиной подбородку, пальцы перебирают жесткие колкие волоски. - Но ты так упрям.
Тор не может ответить: заклятие туманит разум, сковывает тело. Локи плотнее прижимается к спине брата, утыкается носом ему за ухо.
Сила Тора Одинсона горяча, как раскаленное солнце. Она обжигает изнутри, но вместе с тем приносит облегчение: словно камень, что стынет у Локи в груди, плавится под ее напором, и снова можно дышать без боли, не опасаясь, что каждый новый вдох может стать последним. Не зря слава Тора гремит на все девять миров: силы в нем и впрямь, как у сотни, а может, и более. Локи льстит себе мыслями о том, что сможет с нею справиться, и кара за самонадеянность не заставляет себя ждать.
Поток слишком быстр и горяч. Локи пытается обуздать его, умерить пыл, но вместо этого чувствует, как чужой жар будит в нем желания, которыми, он думал, он всегда сможет управлять. Его бросает в жар, и дрожь, что вновь прокатывается по телу, уже совсем не та, что была раньше. Тор словно входит в него, втекает под кожу, вторгается в разум, заполняет изнутри горячим сиянием, от которого нет покоя, и лишь ярче разгорается желание.
Проклятье!
Нити заклинания вспыхивают белесыми язычками пламени.
С яростным стоном Локи отшатывается, спешно гася заклинание и стряхивая с пальцев огонь. Сердце заходится так, будто сейчас разорвется, на лбу проступает испарина. Локи вытирает ее тыльной стороной ладони. Руки у него дрожат.
Тор приходит в себя даже раньше, чем истлевают остатки заклинания. Оборачивается, чувствуя Локи рядом, за своей спиной. Взгляд у него ясный и тревожный, в нем ни тени ушедшего морока. Локи смотрит на него растерянно, в груди у него все еще горит разожженное Тором пламя.
- Брат? Что слу... - спрашивает он обеспокоенно.
Пещера начинает сотрясаться. Где-то совсем близко, ворочаясь в своих лежбищах, стонут камни.
- Новый обвал?
- Хуже, - лицо Локи перекашивает. Такого он и предположить не мог, но камни не лгут, камни воют в упоении. - Цверги раздвигают стены. Быстрее, нам нужно уходить, иначе нас завалит!
Тор коротко кивает и втискивает сигнальный рожок в выемку, которую выдолбил в стене.
Обратно они мчатся вдвое быстрее. Скрежет камней нарастает, подбираясь все ближе. Очевидно, цверги решили не тратить время на обычный путь, а попросту проложить себе новый. Неужто так боятся, что асы смогут улизнуть? Еще совсем недавно так важно раздували щеки, а теперь от бешенства рвут на себе бороды. Колючее злое веселье подкатывает к горлу, и Локи не может сдержать усмешки, хотя и удирает сейчас что есть сил от тех, кто так его позабавил.
- Грохот идет прямо к нам, - пыхтит Тор, оборачиваясь на бегу. - Они что, зна...
- Разумеется. Скалы расскажут им куда больше, чем мне. Здесь налево! Стой!
Из-под сапог брызжут в стороны мелкие каменные осколки, слышен громкий хруст и невнятные ругательства Тора, сходу зацепившего плечом выступ на повороте.
У Локи сердце к горлу подскакивает. Он чует цвергов не дальше сотни локтей, прямо позади замершего напротив него брата!
Заклинание вспыхивает меж пальцев знакомой прохладой. Тор успевает лишь открыть рот, и тут же порыв ветра с ладоней Локи бьет ему в лицо, заставляя недовольно жмуриться и прикрываться рукой. Магический посланец мчится по коридорам назад, туда, где его ждет оставленный гостинец, и, достигнув своей цели, вырывает из сигнального рожка Гуннрида протяжный заунывный вой.
Приближающийся грохот стихает столь же внезапно, как и начался. Локи едва дышит.
Если цверги не поверят, если не свернут в сторону... Нет, о таком лучше не думать.
- Ну же, - вымученно стонет Локи. Дергает связующую нить, пробуждая застывший воздух от вечной дремоты, и в ответ на это движение по коридорам вновь несется вой сигнального рожка.
Камни недовольно рокочут. Они ленивы и неповоротливы, и вся эта беготня по чреву горы отнюдь не доставляет им радости, но они верные слуги, а удел слуг — выполнять любую прихоть своих хозяев. Локи слышит, как скалы послушно вздрагивают в ответ на зов, однако же теперь их скрежет становится тише — цверги уходят в другом направлении.
Сдержать облегченный вздох он даже не пытается. Лишь устало приваливается к ближайшей стене, закрывая лицо руками. Откуда-то изнутри поднимается щекочущий глотку нервный смех и, не в силах его унять, Локи начинает придушенно хохотать в собственные ладони.
- Справились, - пыхтит Тор, и в голосе его облегчения пополам с изумлением.
- Справились, - кивает Локи, отнимая ладони от лица. Руки у него по-прежнему дрожат, и самого его все еще потряхивает, но все же ничто не сравнится с тем чувством, что испытываешь, когда неминуемая, казалось бы, кара вдруг проходит мимо. До следующего раза.



Асов они нагоняют на развилке меж тремя коридорами.
Сиф меряет расстояние от стены до стены раздраженными шагами. Все прочие, не сговариваясь, распластались по стенам, очевидно, опасаясь обратить на себя внимание девы-воительницы даже случайным шорохом. Наиболее безмятежным среди всех кажется лишь Огун, но он проводит с Сиф слишком много времени, чтобы вздрагивать от любого ее гневного взгляда. Хочешь — не хочешь, а выработается привычка.
- Тор, - он первым приветствует вернувшегося друга.
- Мой принц, - облегченно выдыхает Рауд, тут же оставляя свое убежище у стены. Локи мельком бросает взгляд на его щит: тот все еще при нем, и даже давешний обвал не оставил на его поверхности ни царапины. Отрадно, что хотя бы какой-то из планов Локи все же идет, как было задумано. Потому что все прочее катится прямиком в пекло к Сурту.
- Хвала Всеотцу, ты жив, Тор! - намеренно подчеркнутая забота только об одном из вернувшихся в голосе Сиф, конечно, не ускользает от слуха Локи, но, по счастью, ему нет дела до ее волнений. Тор же польщен вниманием девы-воительницы не более чем, скажем, вниманием Огуна. Наблюдая за тем, как гаснет в улыбке Сиф надежда, Локи позволяет себе сладостно-злорадную мысль о том, как незавидна, должно быть, участь безответной привязанности. - Гора снова дрожала, и я боялась, что это новый обвал.
- Не тревожься, - Тор ободряюще кладет ладонь на ее плечо, - Цверги приняли уловку Локи за чистую монету. У нас есть немного времени, но не стоит тратить его впустую. Верно, брат?
Вместо ответа тот только передергивает плечами и сворачивает в крайний правый коридор. До поверхности осталось совсем немного, и Локи даже готов наступить на горло своей извечной привычке ввязываться в словесные перепалки, лишь бы поскорее оказаться под открытым небом, как бы серо и неприветливо оно ни было.
- Свет! - восторженно выдыхает Сиф, указывая вперед, на ясный проблеск в толще горной породы, и она права, хвала Игдрассилю, наконец-то!
Забыв об осторожности, Локи карабкается по уже теплым и влажным камням, оскальзывается, едва не падая, однако не останавливается ни на миг. Позади слышно сопение гвардейцев, тихий звон задевающих доспехи ножен, шорох плащей, а где-то чуть в отдалении — снова бряцание цвержьего оружия. Но до света всего несколько шагов, он так близок — лишь протяни руку, что Локи не может думать ни о чем, кроме него. Внутри все трепещет при одной только мысли, что проклятые пещеры останутся позади, и это придает сил. Последний рывок, и, продравшись сквозь затянувшие выход из пещеры заросли чертополоха, Локи наконец оказывается под небом.
Оно и впрямь серо, как оружейная сталь, хотя и без обещающего славную победу блеска, но даже такое, оно — лучшее, что Локи видел за последние несколько дней.
Сердце заходится в бешеной скачке, а влажный, напоенный ароматами близкого моря воздух вдруг кажется таким сладким, каким не был, пожалуй, еще никогда. Правда, восторг спасения оказывается недолог.
Локи раздраженно срывает с рукава прицепившуюся колючку чертополоха, когда на его плечо опускается тяжелая ладонь брата. Тор кивает ему — коротко, одобрительно — и не говорит ни слова. И хвала Кроне, что так! Выслушивать сейчас речи о том, какой славный это был поход, Локи, определенно, не намерен. Пусть Тор о том не знает, но если бы он сейчас открыл рот, Локи совершенно точно впечатал бы ему кулак в скулу, и плевать, что цверги по-прежнему дышат им в затылок. Предел есть у всего, и у терпения в том числе!
- Кажется, мы вышли немного в стороне от того места, где встретили Двалина, - нервно поглаживая усы, замечает Огун, оглядевшись.
- Неважно, - отмахивается Тор. - Я вижу наши корабли!
Он подступает к краю обрыва и бесстрашно заглядывает вниз. У Локи от одной мысли об этом начинает мутиться в голове.
- Здесь можно спуститься, хотя спуск более крутой, чем тот, по которому мы поднимались.
- Может, поищем другой путь? - слабым голосом предлагает Локи. Подойти ближе и посмотреть вниз он по-прежнему не решается.
- Нет времени, - мотает головой Сиф и первой начинает спуск, хватаясь за ветку растущего из склона тиса. Дерево протестующе скрипит, но все же выдерживает вес. Локи не уверен, что когда очередь дойдет до Варди, оно будет столь же сговорчивым.
Земля под ногами вздрагивает, и Локи едва не воет от неизбежности. Облегчение от того, что теперь на него со всех сторон не давят каменные стены, испаряется при одном только взгляде на то, как гвардейцы один за другим исчезают за краем обрыва. Сиф и следующий сразу за ней Огун, должно быть, уже на полпути вниз.
- Я, пожалуй, пройдусь по краю, - стараясь унять дрожь в голосе, давит из себя Локи. - Может, найду более пологий спуск.
- Вот еще! - самоуверенно фыркает Тор. - Забыл, как мы скатывались с холма в детстве?
- То был холм, Тор, а не гора! И мы оба были бестолковыми юнцами!
- Подумаешь, велика разница.
- А кое-кто так и не поумнел!
Вместо ответа Тор хватает Локи за шиворот и, подняв того над землей, в несколько широких шагов берет разбег для прыжка.
- Тор, нет!! - вопит Локи, но куда там.
Тор его даже не слышит. Оказавшись у края обрыва, он отталкивается от поросшей травой скалы и взмывает в воздух, раскручивая над головой свой молот. Локи успевает увидеть под ногами тускло блестящие шлемы гвардейцев и развевающиеся на ветру волосы Сиф, а затем к горлу подкатывает тошнота, и ему стоит немалых усилий не потерять остатки достоинства, пока Тор вот так тащит его за собой, как куль с мукой. Мысленно Локи успевает перебрать всех его предков — благо род Тора не столь далек от времен сотворения всех девяти миров — и проклясть семейную традицию сначала делать, а уже потом думать. В конце концов, когда-нибудь мудрость Одина должна проснуться в крови Тора! Впрочем, если так пойдет и дальше, Локи вполне может и не дожить до сего славного мига.
- Больше... никогда... - хрипит он, когда Тор отпускает его, весьма довольный таким спуском.
Локи всего трясет, а земля под ногами, кажется, и вовсе ходит ходуном и все никак не уймется. На то, чтобы понять, что это ему не мерещится, уходит всего несколько мгновений.
- Тор, скалы! - кричит Локи.
Тот рывком оборачивается. Красный плащ взлетает поднятым крылом, на миг закрывая обзор, но уже в следующую секунду Локи видит, как склон, по которому спускаются остальные асы, крошится, распадаясь на куски прямо на глазах. Будто что-то бьется в скалы изнутри, пытаясь вырваться из каменной утробы. Потеряв опору вместе с вывороченным из земли деревцем, Сиф взмахивает руками, но, к счастью, успевает ухватиться за более толстый ствол и повиснуть на нем, пока оно еще может ее удержать. Ульвару удается вытащить ее прежде, чем и это дерево с треском валится вниз.
Склон осыпается, будто песочный, но до его подножия еще треть пути. Без помощи асам не успеть спуститься до того, как их завалит камнями. Однако Тор не тратит время на подсчет шансов, и это один из тех моментов, когда Локи не может не признать, что действовать порой все же лучше, чем размышлять. Не успевает он и глазом моргнуть, как воздух рядом гудит от раскручиваемого Мьёлльнира, и Тор молнией срывается с места. Как раз вовремя, чтобы подхватить падающих Сиф и Ульвара, под ногами которых обвалилась последняя опора. Что ж, стоит признать, удерживаемая за шиворот Сиф выглядит не более грациозно, чем выглядел на ее месте Локи, так что после такого ей вряд ли придет в голову насмехаться над ним на этот счет.
- Бегите к кораблям! - приказывает Тор, опуская спасенных на землю рядом с братом. В грохоте рушащихся скал его голос кажется тише, но звучащую в нем решимость это нисколько не умаляет.
- Но мы можем помочь, - кричит Сиф ему в спину. Тор на ее окрик даже не оборачивается. У него нет времени на споры — Огун и трое гвардейцев все еще на склоне, и с каждым мигом их шансы пережить этот спуск все ничтожней.
- Ничем ты здесь не поможешь! - Локи хватает Сиф за плечо и яростным рывком отбрасывает ее за себя. - Это только начало, неужели не понимаешь?! Беги к кораблям и подними гвардейцев, Вольстагга и Фандрала. Скоро нам понадобятся их мечи.
Сиф щурит глаза, как волчица, но быстро поняв, что здесь от нее и впрямь немного толку, спешит к кораблям. Локи не собирается следить за каждым ее шагом — она вполне способна постоять за себя. Его внимание приковано к склону. Тонкие пласты влажной от постоянного тумана земли съезжают вниз, неся вместе с собой вывороченные стволы чахлых горных сосенок, переплетенные с камнями корни, хвою и мох. Они и так держались на склоне благодаря одному лишь упорству, а теперь, лишенные последней опоры, ползут вниз, будто гора, рассердившись, стряхивает с себя старую кожу.
Локи находит взглядом Рауда. Тот цепляется за скальный выступ, пытаясь удержать равновесие на остатках уплывающей под ногами почвы, но долго ему не продержаться.
Тор тем временем одной рукой хватает Огуна, а кулаком второй разбивает летящий прямо ему в лицо камень. От еще одного ему помогает избавиться Скьёльд, и это едва не стоит ему жизни, однако Тор вовремя успевает выдернуть гвардейца из-под несущегося сверху потока земли, камней и переломанных стволов.
Но больше двоих за раз ему все равно не вытащить.
Рядом нет ничего, что Локи мог бы использовать: от воздуха мало толку, вода слишком далеко, а льда здесь нет и в помине. Только шатающиеся, как пьяница, скалы, но ими повелевают лишь цверги... Локи хватается за голову. Цверги, ну конечно!
Они ведь хотели сделать его одним из них, превратить его плоть в плоть горы, а дух — в тихий шепот между скал. Так отчего бы не обернуть проклятие против них же?
Чтобы спуститься, гвардейцам нужна лестница. Пусть движущаяся и ненадежная, состоящая из плывущих пластов земли и каменного крошева, но лестница к подножию. Локи строит ее из всего, на что падает взгляд, и гора отвечает ему, связанная клятвой служить цвержьему племени.
Первая ступень ложится Рауду под ноги, и тот тут же перепрыгивает на нее, оттолкнувшись от скалы как раз перед тем, как та с грохотом обрушивается вниз.
Вторая — из куска дерна вперемешку с перекрученными корнями, третья вновь из камня, четвертая, пятая... Рауд скользит по ним, удерживая равновесие при помощи рук, и с каждым мигом он все ближе к подножию склона. На пятой ступени к нему присоединяется Варди. Та едва не рушится под его весом, но Локи быстро достраивает снизу дополнительные подпорки, сквозь зубы проклиная кое-чей неуемный аппетит. Магия гор ему чужда и враждебна, она служит с неохотой, и у Локи нет ни времени, ни особой охоты укрощать ее нрав: ему нужно лишь протянуть еще немного, всего несколько ступеней до цели, но тут, будто пристыженные своими настоящими хозяевами, камни враз отказываются отвечать. Последние ступени рассыпаются комьями грязи под ногами гвардейцев, и Рауд с Варди кубарем катятся вниз, сдирая доспехами со скал остатки мха и дерна.
- Где они? - требует ответа Тор, как будто Локи намеренно укрыл гвардейцев за завесой поднявшейся пыли. Он и сам видит лишь смутные тени перекатывающихся у подножия камней, и среди них нет ни одной человеческой. Горло сдавливает от дурного предчувствия.
В отличие от Сиф, Огун неуместно геройствовать и не пытается. Кивком поблагодарив Тора за спасение, он указывает в сторону кораблей и, получив согласие, уходит, уводя с собой и Скьёльда. Локи и рад бы последовать за ними, но Рауда до сих пор не видно, а с ним под камнями оказалась погребена и книга, которая стоила Локи не только каменеющего тела, но и остатков какого бы то ни было милосердия, если хотя бы его крохи когда-либо теплились в его сердце. Толкаемый скребущейся в груди досадой и безумной надеждой, Локи делает шаг, но в этот миг волна каменной пыли накатывает на них с Тором, закрывая собой даже небо. Глаза, ноздри и рот мгновенно забивает горькой серостью. Рядом слышен надсадный кашель брата, и Локи не сразу понимает, что тот прижимает его к себе, укрыв их обоих своим плащом. Плечи Тора сотрясаются при каждом выдохе, с которым он пытается выбить из легких заглоченную грязевую взвесь, однако Локи он держит по-прежнему крепко.
- Нам нужно к кораблям.
- По... постой, - Тор снова кашляет, согнувшись, а затем распрямляется. Его лицо серо от пыли, в волосах комья земли. Очевидно, Локи и сам сейчас выглядит не лучше. - Они могли выбраться.
Сколько раз Локи слышал от него подобные слова, и сколько раз, вопреки всякому здравому смыслу и законам логики, они оказывались правдой. Видит Один, Локи хотел бы поверить в них и сейчас, но...
Слова вдруг присыхают к языку. Локи отстраняется от Тора, заглядывая ему через плечо, и тот, конечно, оборачивается, силясь отыскать в стиснувшей их со всех сторон серости то, что привлекло внимание брата.
- Проклятые скалы, проклятые цверги! - доносятся до них отголоски свирепого рычания, и Тор облегченно хохочет, узнавая голос. Воистину Варди не прекратит причитать даже в объятьях валькирии. Его громоздкая тень выдвигается из тумана, как скала, и он хоть и потрепан изрядно, но присутствия духа явно не растерял. - Тор, дружище, рад, что ты уцелел! В этой пылище ни зги не видно.
Локи сглатывает рвущийся наружу вопрос. Пока Тор и Варди треплют друг друга за плечи, все, что он может, это просто стоять, уставившись в землю и сжимая кулаки так, что начинают ныть пальцы, а потому не замечает, как из дрожащего от подземных толчков тумана выплывает еще одна тень.
- Вы ждали меня, мой принц?
Как не ждут и рассвета, едва не выдыхает Локи, но вместо этого лишь вскидывает голову, изо всех сил пытаясь не уподобиться Тору и не начать хохотать просто от того, как чувствует, что внутри раскручивается тугой, стянувший внутренности узел. У Рауда рассечен висок, и левая щека измазана кровью; свой плащ он потерял, но в остальном, несмотря на исцарапанные камнями доспехи, выглядит даже лучше Варди.
- Я сохранил свой щит и вашу тайну, - говорит он вполголоса и улыбается вымученно, но радостно.
У Локи при этих словах аж пальцы начинают дрожать от нетерпения. Он подступает ближе, протягивая руку, чтобы дотронуться, однако земля под его ногами вспучивается, изрыгая на поверхность заостренные камни, и не остается ничего другого, кроме как отшатнуться в сторону.
- Проклятье, да что это за... - успевает прорычать Тор, уворачиваясь от выскочившего прямо под ним каменного шипа.
Глупо было думать, что цверги отступятся так легко. Локи вскидывает голову, вглядываясь в проступающие сквозь оседающую пылевую завесу очертания. Склон, по которому еще недавно спускались гвардейцы, словно срезан тупым зазубренным ножом: испещренный неровными вертикальные желобами, он все еще крошится мелкими осколками, и что-то движется там, Локи мог бы поклясться, если бы рассмотрел чуть получше. Он беспомощно щурится, будто так может видеть острее. Эта задержка едва не стоит ему пропоротого скальным острием бока — Рауд вовремя отталкивает своего господина в сторону, и они катятся по земле закованным в доспехи веретеном.
- К кораблям! - командует Тор.
Копошение на склоне усиливается, но Локи по-прежнему не может сказать точно, кто или что там движется, а потому сосредотачивает все свое внимание на изрыгающей камни земле под ногами. В том, что это дело рук цвергов, можно не сомневаться. Другое дело, что из-за поднятой пыли они, очевидно, видят не больше, чем сами асы — если, конечно, это цверги там, на склоне, а не что-то, о чем Локи не знает, да и знать не особо жаждет. Впрочем, морской бриз уже тащит защитную завесу в сторону, а значит, долго под ее прикрытием не протянуть. Локи мысленно проклинает хитросплетения подземных коридоров, которые вывели на поверхность раньше, чем было нужно, хотя еще недавно захлебывался восторгом просто от того, что снова видит небо. Минутная слабость, не более, если вдуматься, а вот то, что до кораблей им придется едва ли не ползти по узкой тропе, прижавшись спинами к влажной от соленых брызг скале, суровая реальность. Охваченный тревожными мыслями, он едва не теряет дар речи при виде кораблей, подходящих к берегу как раз там, где заканчивается твердь.
- Огун! - восторженно выдыхает Тор, указывая на корму первого корабля: там и впрямь его хмурый друг, ловко управляющийся с рулевым веслом. Рядом с ним машет рукой Сиф. - А я-то уж думал, опять придется ползти по скале!
Ехидная реплика Локи тонет в бьющем в спины асам угрожающем рыке. Тор оборачивается, готовый отразить нападение, однако сражаться не с кем — позади лишь скалы, и вот теперь, за осевшей пылью наконец-то можно разглядеть, что за движение на осыпавшемся склоне так смутило Локи.
Из каждой оставленной сорвавшимися камнями борозды на беглецов смотрят раскрытые пасти огромных ящеров.
- Линормы? - непонимающе щурится Тор.
- Нет, это статуи, - с облегчением выдыхает Локи, пытаясь не обращать внимания на сжимающее горло дурное предчувствие.
- И какой от них прок?
- Да откуда мне знать, во имя святого Ясеня?! Хочешь пойти расспросить?
- Мой принц, берегитесь! - окрик Рауда в мгновение обрывает их спор.
Цверги явно не собираются ждать, пока сыновья Одина разберутся между собой, кто прав, а кто виноват. Склон горы зажигается сотнями огней, по одному в каждой пасти.
- Не к добру это, ох, не к добру, - кряхтит Варди, выставляя перед собой щит.
Перед тем, как Рауд дергает его на себя, под прикрытие щита, Локи успевает бросить на гору всего один взгляд, но и его хватает, чтобы понять: и от изваяний бывает прок, да еще какой! Потому что скалящиеся морды — всего лишь отвлекающий трюк. В каменных глотках ревет пламя, и это его статуи изрыгают сейчас на беглецов вперемешку с вырванными из нутра горы осколками.
Щит протяжно звенит, принимая первый удар. При мысли о том, что, если он не выдержит и добытая с таким трудом книга окажется потерянной, у Локи сводит все внутренности.
- Так нам не добраться до кораблей! - кричит он Тору.
Тот не отвечает, но гул раскручиваемого над его головой Мьёлльнира слышен даже сквозь рев бушующего пламени. Наталкиваясь на защитный купол, раскаленные осколки отлетают в стороны, не причиняя Тору вреда: он один может стоять в полный рост под градом огня. Впрочем, просто ждать, пока цвергам надоест обстреливать беглецов, не выход, и Тору нет нужды о том напоминать. Он ловит взгляд брата, коротко кивает ему, ухмыляясь, и в этой ухмылке азарт и облегчение — наконец-то, не нужно сдерживаться! На мгновение Локи становится жаль цвергов, но лишь на мгновение. Тор исчезает, и Локи растерянно моргает, теряясь в догадках, и только потом понимает, что напор цвергов, кажется, немного ослаб.
Голос Тора звучит откуда-то сверху. Локи вскидывает голову, пытаясь найти его фигуру на фоне затянутого тучами неба. Оно темно, будто солнце внезапно решило оставить его, испуганное набирающими силу раскатами грома. Тора по-прежнему не видно, однако, заглушая рев цвержих пушек, над скалами разносится его недобрый смех.
Статуи ящеров на мгновенье смолкают, а затем, очевидно, узрев новую цель, выплевывают ввысь струи пламени, расцвечивая сгустившиеся сумерки оранжево-алым. В ответ небо озаряется вспышкой, и Локи наконец видит Тора. Мьёлльнир в его руке сияет едва ли не ярче солнца, а доспехи горят белым от сверкающих поблизости молний. Они будто клубок стрекочущих изломанных змей. Одного взмаха молотом достаточно, чтобы спустить их на цвергов.
Тор вновь смеется — грозно, раскатисто, и у Локи впервые дрожь по телу от его смеха.
Повинуясь ему, сразу несколько молний бьют в склон горы. Статуи ящеров разлетаются тысячами осколков, изливая накопленное пламя на собственных хозяев. Воздух наполняется воплями обожженных цвергов. В их рядах сумятица и ужас, вполне достаточный, чтобы напомнить, каково в открытую выступать против сына Одина, и Тор не считает нужным бить во второй раз.
Корабли к этому времени подходят достаточно близко, чтобы до них можно было допрыгнуть, как следует разбежавшись. Тем не менее Локи все равно цепенеет при одной только мысли об этом. Рауду приходится подхватить его на руки и, одним мощным прыжком преодолев расстояние от берега до судна, опустить на палубу.
- Сдается мне, визит оказался не очень-то удачным, - едко замечает Фандрал, во все глаза таращась на острые уши Локи.
Он, судя по всему, уже оправился от давешнего отравления и вполне готов молоть языком и дальше, вот только сейчас больше пользы будет от его искусства фехтования, чем от острот.
- Непримиримые расхождения во взглядах, - раздраженно кривится Локи. Перехватив его взгляд, Рауд недоверчиво вздергивает брови, но тут же делает вид, что понятия не имеет, о чем речь.
- Почему с вами нет Тора? - едва оказавшись рядом, требует Сиф. - Где он?
Локи не успевает и рта раскрыть — по небу прокатывается оглушительный рокот, и вслед за ним на палубу тяжело спускается Тор. Поднятые вихрем от его приземления, взлетают плащи гвардейцев — они как встречающее победителя знамя, вот только Локи чувствует, что праздновать пока еще рано.
Он оборачивается, чтобы взглянуть на берег.
Расколотый в нескольких местах склон дышит затухающими очагами пожарищ: очевидно, поваленные стволы и дёрн уже выгорели, оставив лишь камни. Воздух пахнет гарью и золой.
- Возвращаемся в Асгард! - машет Тор Огуну. Тот отвечает коротким кивком и налегает на весло, разворачивая корабль.
Тем временем, скатившись со склона, к морю подкатывает толпа низкорослых теней. Туман расступается, позволяя увидеть среди первых рядов измазанного сажей короля Эгвальда. Его огненная борода заляпана грязью, часть косиц расплелась, а глаза бешено вращаются, будто вот-вот выскочат из орбит. Он поднимает сжатые в кулаки руки к небу, и горло его исторгает вопль, не сравнимый по ярости ни с одним из тех, что Локи когда-либо приходилось слышать.
Израненная гора отвечает ему болезненной судорогой.
- Неужто всего одно поражение стоило королю цвергов рассудка? - изумленно спрашивает Тор, наблюдая за трясущим кулаками Эгвальдом. - Море ему неподвластно, здесь нам не страшны его камешки.
- Боюсь, одними камешками он не ограничится, - вынужден разочаровать его Локи, с нарастающим ужасом глядя на то, как, разрывая нутро горы, наружу выбирается огромный дракон.

tbc

@темы: Loki, Thor, объем: макси, рейтинг: PG-13, статус: в процессе, фанфик

Комментарии
2013-03-23 в 02:18 

Дейдра-и-дети
боггарт читателя - незаконченный текст
Спасибо за доставленное удовольствие. Это уже не фанфик, а очень цельное, хорошо прописанное произведение. Можно издавать.
Локи и его гвардейцы просто чудо. Рядом с нми Тор уходит на второй план. Еще раз спасибо.

2013-03-23 в 10:36 

Eishi
Genius loci
Дейдра-и-дети, :goodgirl: огромное спасибо за отзыв!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Thor/Loki Community

главная