She is an Idiot
Северус, иди на кухню. Там твое место.(с)
Название: Недосказанность
Автор: She is an Idiot
Бета: Q_ja_joke
Фандом: Тор, немного Мифологии
Персонажи: Тор/Локи
Жанр: драма, романс, юст, h/c
Тип: слэш
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Предупреждения: АУ, ООС, ОМП
Саммари: Их отношения – это квинтэссенция недомолвок, тайн, сокрытых мыслей и спрятанных чувств.
От автора: написано на заявочку о ревнивом Торе: Тор внезапно понимает, что ревнует, когда случайно застаёт своего брата, целующегося с другим мужчиной.

C диким грохотом со стола было сметено все: какие-то бумаги, безделушки, перья для письма, книги. Следом полетел и сам стол, от силы удара развалившись буквально на части.

- Брат, тебе надо быть сдержаннее, - ядовито прошипел Локи.

- Пошел прочь, - не оборачиваясь к брату, рыкнул Тор, пытаясь отдышаться.

- Я не собираюсь перед тобой отчитываться или что-то в этом духе… - начал Локи, но тут же замолк от нехватки воздуха, когда его с силой припечатали спиной к стене, а горло сжали грубые пальцы громовержца.

- Ты знал, - тихо проговорил Тор, в упор глядя на брата, - ты знал, что я все видел, все чувствовал, - пальцы все сильнее и сильнее давили на шею, - но даже не подумал останавливаться!

- Так, кха-а, - прохрипел Локи, даже не пытаясь вырваться из железной хватки Тора, - так было нужно.

- Нужно? – недобро прищурился бог грома. – Для чего?! Для чего нужен был весь этот спектакль?!

Стальная хватка на горле исчезла - Локи буквально осел на пол, хватая ртом воздух и потирая шею. Там уже были багряные следы.

- Хотя ты вел себя как мартовская кошка, и я не сомневаюсь в том, что это все не игра, - как-то горько проговорил Тор, отвернувшись от Локи и уперевшись ладонями в подоконник.

Локи с силой откинул голову назад, ударяясь о стену и морщась от легкой боли. Он понимал злость Тора. Понимал, но не сожалел о своем поступке. Да и раскрывать карты раньше времени не стоило.

- Значит, из-за одного моего проступка ты готов отречься от… от всего? – ядовито улыбаясь, прошипел маг, вставая.

- Проступок, значит? – тут же вскинулся Тор, подлетев к брату и становясь к нему вплотную.

- Не тебе меня упрекать! – ощетинился Локи. – Ты не настолько чист, чтобы требовать чего-то такого от меня.

- Может, я не чист, как ты выразился, - кивнул Громовержец, его тон сменился, стал более отстраненным, холодным. – Но до такой подлости я точно никогда бы не посмел опуститься.

И уже через пару мгновений, едва Локи успел просто открыть рот, Тор уже вылетел из комнаты, оставив мага одного.

Сильная обида, злость на себя, на Локи, на этот тщедушный мир и дикая, просто крышесносная ревность выжигали в Торе самую настоящую черную дыру, притягивая к себе все негативные и омерзительные чувства. Едва ощущая твердый пол под ногами, Тор, больше повинуясь внутреннему голосу, душевному порыву, зашел в ту злосчастную читальную комнату.

Стеллажи падали на пол один за другим, создавая неприятную какофонию звуков. Книги разлетались во все четыре стороны, от чего листы нещадно мялись, а особо старые экземпляры даже рвались.

- С каких пор корабельные мастера посещают читальни? – сцепив руки за спиной и неслышно войдя в зал, Локи буквально застал врасплох Эгира, только-только взявшего интересующую его книгу. Но мастер тут же взял себя в руки, тряхнул волосами, кое-где уже потерявшими свой мягкий каштановый цвет и ставшими пепельно-белыми, несмотря на юный, особенно по меркам асов, возраст. Взгляд карих глаз сменился на почтительный, но с какими-то лукавыми нотками. Эгир даже распрямил свои угловатые плечи, но в росте все равно немного уступал магу, впрочем, по телосложению он был куда более тщедушен, нежели Локи.

- Мы не такие уж глупые, мой принц, - учтиво, но с едкими нотками.

- Я это заметил, - как-то странно улыбаясь, Локи на секунду исчез и тут же возник возле Эгира, у которого от неожиданности книга выпала из рук.

Тор, который был отправлен за этим самым Эгиром, не смел зайти в комнату. Теперь он не видел лица Локи. Он видел лишь настороженные и постепенно смягчающиеся глаза мастера и затылок своего брата. Громовержца что-то настораживало. Что-то должно было случиться. Тон Локи ясно говорил об этом, как и его жесты: слишком плавные, тягучие, как у кошки. Как у змеи.

И уже в следующее мгновение Тор просто потерял почву из-под ног: Локи что шептал на ухо этому мастеру, что-то явно не делового содержания. Одну руку маг выставил вперед, уперевшись ею о стеллаж за спиной Эгира, а второй оглаживал руку мастера от плеча до запястья. Тор подавился воздухом: это было слишком. Чересчур! Он уже хотел было зайти туда, выяснить – в чем же все-таки дело? – но ноги буквально вросли в пол: Эгир с силой схватил Локи за подбородок и притянул к себе, целуя собственнически, агрессивно. Но уже в следующую секунду Локи отстранил его от себя, впрочем, указательным пальцем скользя по линии скул. И Тор понял, что ему надо уйти. Уйти до того момента, пока он от замка одно пепелище не оставит. Пока не разорвет на мелкие куски Локи и этого треклятого Эгира. Пока он еще сохраняет самообладание. И перед тем, как бог грома развернулся, он увидел испуганные глаза мастера, в упор смотрящие на него, и напряженную спину брата.


Бессильно опустившись на пол, Тор вновь и вновь пытался выкинуть из головы этот момент. Как ни странно, но брат для него был единственным человеком, помимо родителей, способным причинить настоящую боль одним движением, одним словом. В какой-то мере Локи просто объединил это все: наплевал в душу и едкими словами, и своим поступком. И Тор этого жеста не понимал: его брат никогда не отличался ветреностью. Да, ранил он словами на ура, подчас его саркастичные заявления и шуточки доводили до белого каления, но никогда и ничто из произнесенного им не воспринималось всерьез. И он никогда не совершал подобных предательств. Что же случилось? Что в этом Эгире такого? Почему Локи, едва познакомившись с тем, позволяет по отношению к себе такие вольности? А ведь Тора он до последнего держал на расстоянии. До последнего не позволял сблизиться. До последнего отталкивал, прежде чем позволил впервые ощутить вкус его губ, вкус его тела, вкус его стонов и желания.

Вспомнился взгляд, которым одарил Эгир мага в день своего приезда: оценивающий, с нотками восхищения. На Сиф, чью руку и сердце он в последствие требовал от Одина, он даже не взглянул. Только на Локи, заставляя того слегка ежиться и нервно хмурить брови, поджимая губы.

Обидно было и за Сиф. Впрочем, эта обида была не настолько яркой и сильной, по сравнению с чувством горечи от предательства Локи, что мысли о воительнице долго не держались в голове Тора. А вот желание забыть все это, сделать так, чтобы ничего не было, чтобы в этот злосчастный момент он был где-нибудь на другой конце Асгарда, было сильным.

Тор потряс головой. Здесь явно было что-то не так.

- Но что именно, черт возьми?! – воскликнул бог грома.

- Мой принц, - робкий, трясущийся голос стражника чуть не вывел Тора из себя в край. Но громовержец унял свои эмоции и даже вынудил себя посмотреть на стражника нейтрально, без агрессии. – Всеотец зовет Вас в тронный зал, провожать мастера Эгира и Сиф.

Тор нахмурился, глубоко вдохнул, прикрыл глаза.

*

- Я рад, мастер Эгир, что твое пребывание здесь не было ничем омрачено, - густой, властный голос Одина заполнял всю залу без остатка. Справа на ступенях стояла напряженная Фригга, рядом с которой была такая же настороженная Сиф, взглядом пытающаяся выжечь дыру в том месте, где стоял Локи. Стоящий слева, на две ступени ниже Тора маг был напущено равнодушным, его взгляд не касался никого в зале, скользя по красиво отделанным стенам, высокими потолкам.

- Спасибо, Всеотец. Я благодарен за оказываемое гостеприимство и с радостью вручу вам Скидбладнир, - почтительно ответил Эгир, и только сейчас Тор заметил, что с ним что-то не так: юный корабельщик с первого знакомства показался громовержцу человеком уверенным в себе, даже чересчур. Но сейчас от самоуверенности и самолюбия не осталось и следа: мастер выглядел каким-то потерянным, от напряжения у него даже взмок лоб, а взгляд метался из стороны в сторону.

- Мы с Фриггой обсудили твою просьбу, Эгир, - продолжил Один.

- Не стоило, - вскинул взгляд Эгир, смотря на Всеотца с легкой, но явно натянутой улыбкой, - я понял, что даже ради красавицы Сиф не смогу отказаться от своей кочевой жизни, – его взгляд на секунду метнулся к Тору: просящий, буквально умоляющий. Так смотрят на врага, вот-вот готового совершить последний, смертельный удар. Так смотрят на палача, что приготовился опустить рукоять гильотины. - Поэтому примите корабль как мой дар на благо Асгарда и его царя.

«Что?» - от неожиданности Тор чуть не воскликнул это вслух. Его взгляд метнулся к Локи, ехидная ухмылка которого лучилась торжеством. Но стоило магу ощутить, что именно на него сейчас смотрит Тор, как ухмылка стерлась с лица в мгновение ока.

В этот момент громовержца посетила дикая мысль: неужели между Эгиром и Локи что-то действительно серьезное, что корабельщик даже отказался от брака с Сиф, которого так желал по приезде?

- Что ж, - несколько удивленно проговорил Один, в то время как Фригга еле сдерживала улыбку, а в ее взгляде, обращенном на Локи, было столько благодарности, что Тор чертыхнулся про себя. Здесь явно было что-то не так. – Ты уверен в своем решении?

- Да, Всеотец, - учтиво поклонился Эгир.

Уже не слушая дальнейший разговор отца и мастера, Тор начал медленно закипать от гнева и злости. Но больше от непонимания всей этой ситуации: почему именно Эгир отказался от брака с Сиф? Бог грома до сих пор помнит первый визит того к Одину. Эгир был наполнен уверенностью, бахвальством и спесью. Как ни крути, а изготовить такой корабль, как Скидбладнир, до сих пор было не под силу никому. Ведь только Скидбладнир мог быть использован и на суше, и в море, оставаясь невидимым даже для взора великого Хеймдалля. Только в этот корабль можно было вместить все население Асгарда до последнего аса. А за ненадобностью Скидбладнир спокойно помещался в мешочек из-под украшений.

Один понимал: попади такой корабль врагам, тем же ванам или йотунам, как не будет покоя народу Асгарда. Это понимал и Тор, и троица воинов, и Фригга, и Локи. Сначала Тор был вне себя от гнева на Эгира, ведь Сиф была его подругой, которую он нежно любил. Но его ярость тут же остудил Локи, напомнив, что будущему царю не пристало смешивать свою политическую жизнь с личной.

И Эгир с радостью был готов отдать этот волшебный корабль под руководство Всеотца. Но лишь с одним условием: ему в жены отдадут великую Леди Сиф. И оно было понятно, ведь брак с одной из самых известных и могущественных воительниц всех девяти миров обещал Эгиру славу, богатства и положение. Все осознавали, что этот брак корабельщик требует не потому, что был пленен красотой богини, а лишь по той причине, что эта связь была выгодна ему во всех смыслах. Став мужем Сиф он автоматически имел право жить при дворе царя, а в последствии и войти в Совет Одина. Это было бы очень непредусмотрительно, ведь Эгир относился к огненным великанам из Муспельхейма, пусть и являлся лишь полукровкой, точнее очень отдаленным родственником настоящих огненных великанов. А в сердцах смелых асов всегда было выделено одно укромное место для страха: легенды гласят, что именно потомки огненных великанов в один день разрушат Биврест, а после и само древо Иггдрасиль. Сам факт нахождения Эгира при дворе был бы вопиющим случаем. Но попадание Скидбладнира в чужие руки было бы куда ужаснее.

Целый день Один и Фригга обсуждали это: царица напрочь отказывалась отдавать Сиф в жены этому мастеру. Один тоже не был рад этой перспективе, но ради спокойствия асов он не мог поступить иначе, и в конце концов, в пух и прах разругавшись с Фриггой, Всеотец вызвал к себе Леди Сиф, чтобы сообщить ей неприятную новость. Во благо Асгарда она должна была вступить в брак с Эгиром.

Сиф никогда не позволяла эмоциям брать над ней верх, поэтому лишь с почтением поклонилась царю и, ровно держа спину, вышла из зала. Никто себе представить не мог, какая буря разрасталась в ней.

План Эгира был безупречен, и сам корабельщик понимал это. Так что же все-таки заставило его отказаться от своего намерения? Неужели испугался того, что Тор все видел? Это было глупо, ведь слово бога грома не будет стоит и гроша, если в противовес ему будет стоять Локи.

- Что ж, ступай, великий мастер Эгир, да будет твой путь освещен солнцем, - Один встал со своего трона, с уважением смотря на корабельщика. От его слов, произнесенных особенно громко, Тор вмиг потерял нить своих размышлений.

- Благодарю, Всеотец, - вновь почтительно поклонившись, Эгир, подчиняясь этикету, первые три шага сделал будучи лицом к царю, и лишь потом осмелился развернуться и выйти из зала.

- Вот видишь, все получилось! - мягко улыбаясь, воскликнула Фригга, хватая счастливую Сиф за руку.

- Фригга, что ты такое сказала этому юнцу, что отказался от всего? – с некой гордостью смотря на свою любимую, спросил Один.

- Это не я, - радостно улыбнулась та, - это все Локи.

- Локи? – удивленно спросил Всеотец, смотря на своего младшего сына.

- Когда душой завладевает самолюбование и горделивость, человек перестает слушать голос разума, - с нотками пафоса произнес маг.

- Спасибо тебе, - с напускной отстраненностью пробормотала Сиф, глядя на Локи.

- Обращайся, - с шутливым поклоном, ответил Локи, на что Фригга весело засмеялась.

- Так значит, это ты заставил Эгира передумать? – опасно сузив глаза, спросил Тор.

- А ты сомневался в моих способностях? – скептически посмотрел на громовержца Локи.

- Аккуратнее, сын, - мягко прервал того Один, - вспомни свои же слова о самолюбовании и горделивости.

Локи чуть передернул плечами и приподнял правую бровь, смотря на Тора, но в следующее мгновение повернулся к отцу:

- С вашего позволения, - откланявшись, маг поспешил прочь.

- Тор, что между вами такое? – обеспокоенно спросила Фригга, заметив недомолвку между братьями.

- Просто не знал, что Локи теперь занимается благотворительностью, - с натянутой улыбкой пожал плечами ее старший сын.

- Тор, не будь таким, - покачала головой Фригга и подошла к богу грома, чуть сжав его правое плечо, - это я попросила Локи что-нибудь придумать. Ты же знаешь, он мастер на всякие выдумки и хитрости!

- Про подлости не забудь, - гневно вторил матери громовержец.

- Тор! – тут же вскинулся Один, который не переносил ссоры сыновей.

- С вашего позволения, - точь-в-точь повторив ранние жесты своего брата, громовержец вышел из залы на его поиски.

Локи нашелся у себя в комнате: с задумчивым лицом он осматривал полку с книгами. Шлем и зеленый плащ покоились на одиноком кресле.

- С каких пор ты стал помогать всем желающим? – с силой захлопнув дверь, спросил Тор.

- Это была просьба матери, и я…

- Хорошо, тогда так, - схватив брата за плечи, громовержец припечатал того к стеллажу, от чего пара книг с мягким стуком упали на пол. – С каких пор просьбы выполняются таким образом?

- Так было нужно, - отрывисто проговорил Локи, высоко вздернув подбородок.

- Для чего? – с каким-то надрывом спросил Тор.

- Повторюсь: я не вижу смысла перед тобой оправдываться, - упрямо продолжил маг, уводя взгляд в сторону и кривя губы в подобие оскала.

Сначала Тор как-то сник, безвольно опустил руки, растерянным взглядом прошелся по комнате, но внезапное прикосновение пальцев брата к щеке вернуло громовержца на землю.

- Тор, - лукаво и как-то даже весело начал Локи, хитро улыбаясь, – твоя ревность просто не знает границ!

- Как и твоя подлость, - оскалился Тор, одергивая от себе руку мага.

- Твои злость, гнев, отчаяние придают тебе такой вид, - обходя брата по кругу и тонко улыбаясь, говорил Локи, - что взгляд оторвать невозможно. Вид воина, готового вот-вот кинуться в бой. Готового забрать свое без остатка. Готового бороться до последнего вздоха.

- К чему мне твои песни, а, Локи? – следя взглядом за кружащим вокруг него магом, спросил Тор.

- Так, просто к слову пришлось, - как ни в чем не бывало пожал плечами Локи. А потом просто развернулся и пошел к выходу из комнаты. Он так всегда делал: сначала кидал пару неоднозначных, вроде бы ничего не значащих, но на самом деле таящих глубокий смысл фраз, словно затравка. А потом просто уходил, оставляя любопытство грызть Тора изнутри. Он знал, какими словами и жестами можно раззадорить громовержца, и с успехом этим пользовался раз от раза. И Тор всегда, всегда на это покупался. Позволял буквально вить из себя веревки. Позволял манипулировать собой. Позволял играть с собой.

- Постой, Локи, - тихо, даже мягко попросил бог грома.

Маг от неожиданности распахнул глаза и действительно остановился. Но всего на секунду, а потом оценил ситуацию: пока еще можно было позволить себе определенные вольности. Поэтому он все-таки дошел до двери, но едва ли успел схватиться за ручку: его с силой развернул Тор и сжал в своих объятиях.

- Ты сказал, что так было нужно: хорошо, я согласен, - как-то отчаянно, с горечью прошептал Тор на ухо своего брата.

- О, неужели, - ухмыльнулся Локи, пытаясь отстранится от брата, но тот лишь позволил ему слегка отклониться, заглядывая в глаза.

- Я не хочу знать, что означал тот… - Тор скривился, - тот поцелуй. Было ли в нем что-то помимо твоего плана.

- Это весьма прагматично, - скептически заметил маг.

И тут Тор сорвался в конец. Он с силой встряхнул Локи, сжимая его предплечья чуть ли не до хруста костей.

- Я не знаю, что творится в твоей голове, что ты сам думаешь об этом…

- Наконец-то ты понял! – прошипел Локи, становясь лицом к лицу с братом. Так близко, что вот-вот, и можно ощутить прикосновение губ друг друга. – Понял, что пора прекратить делать вид, будто читаешь меня как открытую книгу. Будто видишь насквозь, хотя на самом деле твоя дальновидность не распространяется дальше твоего носа!

- Тогда объясни мне! – воскликнул Тор. – Объясни, что все это значило! Почему этот треклятый Эгир вдруг решил отказаться от своей затеи именно после вашего разговора? Он ведь уехал, ты можешь все рассказать, не боясь…

- Ты что же, думал, что я боюсь этого недалекого корабельщика?! – опешил маг и с силой оттолкнул от себя брата. – Я-то уж было подумал, что твои потуги анализа всего этого будут менее гениальны.

- Тогда расскажи, - просто ответил Тор, осторожно возвращаясь к Локи.

Маг отвернул голову, уперевшись взглядом в стену, и сжал кулаки. А потом развернулся с кривой ухмылкой:

- Я не собираюсь тебе ничего рассказывать. Думай, как хочешь. Вдруг научишься это делать.

- Локи, - мягко начал Тор, сжимая плечо своего брата. – Ты можешь не рассказывать ничего. Я согласен, хорошо. Просто, скажи мне. Этот поцелуй – что он значил?

Локи поджал губы и хотел было скинуть руку брата со своего плеча, но все-таки остановился. Повел в сторону свободным плечом, прикусил внутреннюю сторону нижней губы, нервно дернул пальцами.

- Ничего из того, что ты себе напридумал. – Обман? Игра? Правда?

- Хорошо, - кивнул Тор, выдыхая, и прижал к себе уже не сопротивляющегося брата. А потом осторожно поцеловал в висок: - Хорошо.

Локи по наитию вцепился в плащ Тора пальцами, а потом вскинул голову. Большим пальцем, слегка надавливая, огладил нижнюю губу брата, спустился к подбородку и дальше – вниз, по линии шеи к покрытой доспехами груди.

Громовержец пропустил между пальцами мягкие пряди волос мага, а потом сжал его затылок, притягивая к себе для поцелуя.

Недосказанность повисла в воздухе. Но так было всегда: их отношения – это квинтэссенция недомолвок, тайн, сокрытых мыслей и спрятанных чувств.

Ревность черной кошкой свернулась в мыслях и душе Тора, на время спрятав когти. Но лишь на время.

Возможно, Тор сам соберет раскиданный по закоулкам своего сознания паззл и, наконец, поймет, чем был движим в тот момент Локи.

Возможно, что сам Локи признается во всем Тору. Если пересилит омерзение к своему поступку. К тому пути, которым ему пришлось воспользоваться для того, чтобы исполнить просьбу матери. К пути, из-за которого пришлось сделать больно Тору. Из-за которого чуть не пришел конец всему.

*

- Я это заметил, - как-то странно улыбаясь, Локи на секунду исчез и тут же возник возле Эгира, у которого от неожиданности книга выпала из рук. – Но знаешь, все-таки вынужден не согласиться: твой поступок очень глуп, – прошептал маг на ухо корабельщика.

- Почему же?

-Не стоит так смотреть на меня, если не знаешь, чем это может обернуться, - ухмыльнулся Локи, но встретил ответную ухмылку и резкий, порывистый, неприятный поцелуй. И тут же одернулся. Захотелось засмеяться в голос. – А теперь посмотри за мое плечо.

Эгир посмотрел. Эгир побелел как полотно, ему в миг стало не просто не по себе: липкий ужас от взгляда Тора буквально сжал горло, не позволяя дышать.

- Сиф – лучший друг Тора, его отношение к ней нежное, трепетное. Он любит ее как сестру. Как думаешь, что он с тобой сделает после увиденного?

- Н-но Скидбладнир…

- Брось, где этот корабль, знаешь только ты, поэтому в случае твоей смерти, его не получим ни мы, ни кто-то еще.

- Смерти? – чуть ли не заикаясь, прошептал Эгир.

- А как ты думаешь, что сделает с тобой Тор за это? А Всеотец? – ухмыляясь, прошипел Локи. – Узри, наконец, кого ты собрался шантажировать! Могущественного царя Асгарда – Одина! Того, кто держит в страхе все девять миров. Того, чья армия исчисляется не сотнями, не тысячами, а миллионами. Как ты думаешь, как велик будет его гнев, если он узнает, что ты, еще пару мгновений назад просивший руки Леди Сиф, уже сейчас чуть не в постель кидаешься к его сыну?

Эгир покрылся холодным потом.

- А что же сделает Тор, хмм, - задумчиво пробормотал Локи. – Ты же видел его взгляд, вряд ли там было что-то, что в последний момент спасет тебя от попадания в Хель, не так ли?

Понимание постепенно доходило до Эгира. Эта ребяческая ловушка от Локи ставила корабельщика в ужасное положение. Если он не отступится и все-таки женится на Сиф, его шея станет тоньше волоска для гнева Тора. Если обо всем этом прознает еще Всеотец… О последствиях было даже страшно подумать.

- Ты молодец, хорошо подготовился, приехал сюда, будучи чист, как мысли младенца, оставив тем самым Одина без шанса на выбор, - еле заметная нотка уважения скользнула в голосе Локи. – Но еще тогда, когда ты в первый раз позволил себе так смотреть на меня, ты начал сам себе рыть такую яму, выбраться из которой просто не возможно. А сейчас угодил в нее же.

- Что мне нужно сделать? – хмуро спросил Эгир, кажется, уловив в словах Локи некий намек и шанс на спасение.

- Ты и сам знаешь, что я буду тебе объяснять? – усмехнулся Локи и с неярким, мягким зеленым мерцанием исчез, оставив Эгира одного.

Оказавшись у себя, Локи тут же услышал грохот из соседней комнаты. Из комнаты брата.

Оставалось только надеяться на то, что Тор в последний момент не испортит всю игру и не решит расквитаться с Эгиром самостоятельно. А значит, нужно на время отвлечь его, на время самого пика его гнева и оставить после себя шлейф недосказанности, чтоб занять все мысли Тора до того, как придется идти к Одину, где бог грома уж точно не позволит своим эмоциям взять верх.



@темы: Loki, Thor, movie: Thor, объем: мини, рейтинг: PG-13, статус: закончено, фанфик